Боттичелли Боттичелли
Рождество. Деталь Сандро Боттичелли
Рождество. Деталь Сандро Боттичелли
Последнее причастие св. Иеронима Сандро Боттичелли
Последнее причастие св. Иеронима Сандро Боттичелли
Фрески виллы Лемми под Флоренцией Сандро Боттичелли
Фрески виллы Лемми под Флоренцией Сандро Боттичелли
Фрески Сикстинской капеллы в Риме, Наказание левитов. Деталь Сандро Боттичелли
Фрески Сикстинской капеллы в Риме, Наказание левитов. Деталь Сандро Боттичелли
Сандро Боттичелли был одним из самых знаменитых мастеров своего времени, но по-настоящему его творчество смогли оценить лишь в конце XIX столетия.

Поиск по сайту:




страница 41

противопоставлено ровной глади бесконечного моря. Это как бы могучие и первозданные силы природы, воплощенные мысли Иоанна о Первосвете и тьме, человеке и мире. Сходно с ним решен и св. Августин в своей келье, освещенной боковым светом, он отделен от зрителя яркой полосой света на столе и находится на границе света и тьмы. Ему тесно в узкой келье, но суровым напряжением волн он заставляет себя противопоставить силу своего духа безграничности мира. Топкие световые вибрации оживляют аскетические фоны в Августине, в «Благовещении» и в «Кающемся Иерониме».

В «Чуде св. Элигия», построенном на цветовых контрастах п светотеневой разработке язык Боттичелли становится живописным, близким к его шедевру — «Благовещению» 1489—1490 годов из Уффици.

К этой теме Боттичелли возвращается не раз 16.

В «Благовещении» из Уффици вместо простодушных и грубоватых черт ангела и красивых, но неправильных черт лица мадонны перед нами классически прекрасная дама и изысканный посланник — юноша-вестник, преклоняющий колено, Вместо покорного молчания — порывистый диалог жестов. Ангел переступил за границу дверного проема, и цвет его крыльев слился с цветом пейзажа, он «земной», от его духовности остались лишь символические, тончайшим образом проработанные прозрачные драпировки. Он в страхе благовествует, но в то же время и восторгается красотой мадонны, жест которой выражает и смущение, и трудность принятия высшего повеления, и покорность, и восхищенность.

Боттичелли обычно рассказывает жизнь мадонны, ему чуждо слепое поклонение, его духовность пронизана человечностью. Иногда этот рассказ ведется с помощью символов, как в «Магнификат» или «Мадонне с гранатом», в «Благовещении» это достигается посредством совмещения разновременных моментов движения фигуры в одно целое. Показан переломный момент в жизни мадонны, но не с помощью мучительного контрапоста, который преодолевается героическим усилием, как у Микеланд-жело, а изящным и певучим движением фигуры мадонны — от спокойного состояния — созерцания к потрясению и снова к внутренней гармонии, какое-то тихое веяние женственности привлекает зрителя.

Узел композиции — это ритмическая волна и повторы жестов рук ангела и мадонны, их линия — как след дыхания божества. Эту образность находим позднее у Микеланджело в фреске «Сотворение Адама». Бог и Адам через жест рук вступают в диалог, и Адам чувствует дыхание жизни; пробужденное в нем прикосновением. Боттичелли нашел эти выразительные возможности языка рук еще в «Примавере». Но жест диалога в вышеуказанном значении впервые встречается в «Магнифпкат», правда. в «зашифрованном» виде, на нем не поставлен акцепт, там пет напряженной паузы, прерывающей мелодию, нарастающей сложности, как в «Благовещении». Сквозное движение красного цвета в одежде ангела и хитоне
 
Благодарим:

Посвящается Сандро Боттичелли: полное собрание творчества художника.
Картины, продажа Rambler's Top100
Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки на наш сайт.
Также мы будем очень благодарны, если вы просто разместите нашу ссылку на своем сайте.