Боттичелли Боттичелли
Рождество. Деталь Сандро Боттичелли
Рождество. Деталь Сандро Боттичелли
Последнее причастие св. Иеронима Сандро Боттичелли
Последнее причастие св. Иеронима Сандро Боттичелли
Фрески виллы Лемми под Флоренцией Сандро Боттичелли
Фрески виллы Лемми под Флоренцией Сандро Боттичелли
Фрески Сикстинской капеллы в Риме, Наказание левитов. Деталь Сандро Боттичелли
Фрески Сикстинской капеллы в Риме, Наказание левитов. Деталь Сандро Боттичелли
Сандро Боттичелли был одним из самых знаменитых мастеров своего времени, но по-настоящему его творчество смогли оценить лишь в конце XIX столетия.

Поиск по сайту:




страница 33

Здесь интересно отметить особую эстетическую позицию Боттичелли в отношении к существовавшим тогда теориям. Различают три основные точки зрения. Фичино, влияние которого сейчас любят подчеркивать, говорил о том, что произведение искусства отражает личность артиста, но не как в зеркале, а через гармонию, созданную его мудростью. Оно вызывает в нас соответствующие эмоции. Он понял значение индивидуального начала в искусстве и его ценность, так как жил в Италии в эпоху расцвета искусства Ренессанса, но не знал, как это согласовать с объективно-имперсональным платонизмом и моралистическими тенденциями своей философии. Поэтому, когда он говорит о чувствах, вызываемых искусством, и требует достоверности в изображении предметов, то имеет в виду главным образом грубые чувства, например плач, страх, похоть и так далее, доказательством этому служит и фреска, им заказанная,— плачущий и смеющийся философы. Его «гармония» в области пластики тела оборачивается арифметикой, а в цвете он лишь расширяет гамму цветовых обозначений — земли, воды, воздуха и так далее, оставаясь в пределах натуралистически-аллегорических представлений. Итак, чувства, вызываемые искусством,— это обычные, лишенные специфики прекрасного чувства, пластика — это наглядная арифметика и цветоло-кальная раскраска, то есть программный натурализм.

Другой теоретик, трактующий об употреблении и изображении вещей в искусстве — Доминичи,— говорил о том, что хорошо представить мадонну с младенцем и яблоком или птичкой, или Иоанном Крестителем — это приучает детей к религиозному «непосредственно», через «естественные» чувства. Поэтому надо изображать предметы как можно реальнее. И наконец, Альберти, опираясь больше на литературные античные источники, чем на реальный художественный опыт в области живописи, тоже ратует за иллюзионизм, за «живопись-зеркало». Для всех троих ценность живописи заключается не в художественности, а в иллюзорности. Отметим, что трактат Гварино Гварини, игравшего на Севере роль Альберти, также опирающегося на античную литературу, не связан непосредственно с творчеством, хотя и подчеркивает индивидуализм художественной практики.

Но в реальной художественной практике изображение предметов принимало неожиданные формы. Так, в искусстве Карло Кривелли изображение огурцов, яблок и прочего приобретает самостоятельное значение. Этот по своим законам построенный и иллюзорно выписанный мир предметов часто противостоит самому изображению мадонны с младенцем, а в картине вместо умиления часто появляется напряженный дуализм.

У Боттичелли же указанный пластический символизм предметов и самодовлеющая вещная красота прямо противоположны литературным теориям и показывают полную его эстетическую самостоятельность.
 
Благодарим:

Посвящается Сандро Боттичелли: полное собрание творчества художника.
Картины, продажа Rambler's Top100
Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки на наш сайт.
Также мы будем очень благодарны, если вы просто разместите нашу ссылку на своем сайте.