Боттичелли Боттичелли
Рождество. Деталь Сандро Боттичелли
Рождество. Деталь Сандро Боттичелли
Последнее причастие св. Иеронима Сандро Боттичелли
Последнее причастие св. Иеронима Сандро Боттичелли
Фрески виллы Лемми под Флоренцией Сандро Боттичелли
Фрески виллы Лемми под Флоренцией Сандро Боттичелли
Фрески Сикстинской капеллы в Риме, Наказание левитов. Деталь Сандро Боттичелли
Фрески Сикстинской капеллы в Риме, Наказание левитов. Деталь Сандро Боттичелли
Сандро Боттичелли был одним из самых знаменитых мастеров своего времени, но по-настоящему его творчество смогли оценить лишь в конце XIX столетия.

Поиск по сайту:




страница 10

объемам. Ора решена более декоративно и, по мнению Хорна, написана учеником. Однако сами фигуры, будучи телесно осязаемыми, приобретают и метафорическую образность.

Вряд ли случайно Боттичелли как бы слил тела Зефиров. Голубой плащ, вторящий нижнему изгибу раковины, скрывает руки и линию соединения тел, так что изображено как бы единое тело с двумя ликами. В этом приеме нельзя усмотреть чего-либо нехудожественного, им пользовались и русские иконописцы, изображая на пять апостолов четыре ноги, но у них такое сокращение было вызвано чисто пластическими и ритмическими соображениями. У Пикассо этот прием служил чисто формальным поискам. У Боттичелли — он прежде всего поэтичен. Боттичелли не изображает прямо на две фигуры две руки, как иконописцы, а скрывает их драпировками, которые сами, в свою очередь, метафорически преображены в подобие раковины с ее ребристой структурой (разумеется, он сохраняет природу материала мягкой ткани, как и в «Примавере»). Крылья Зефиров подобны выступам берега и ритмически вторят его очертаниям.

В этих аспектах образности Зефиры — поэтические метафоры, они «приносят на крыльях» расцвет природы, как в сказках ласточки — весну. Они крылаты, как знаки Зодиака в месяцы между весной и летом. Мифологическая взаимозаменяемость причины и следствия у Боттичелли стала чистой поэзией. Метафоричны и волны, они не просто «птички», не только знаки дыхания Зефира, «сгустки ритма» и энергии, везде одинаковые, но меняются в зависимости от соотнесенности, как цветы в «Примавере». У ног Венеры желобки раковины продолжают движение пальцев ног и как бы воспринимают их структуру. Далее эти линии перетекают в волны, которые вторят им и в то же время образуют подобие водяной раковины.

Персонажи картины характеризуются их движением, не психологическим, а организованно ритмическим, ослабевающим к центру картины и обретающим в нем разрешение своих противоположных устремлений. Как и другие элементы образности, движение стремится в «Рождении Венеры» к своей самобытности, к «чистому акту». Но в то же время этот «чистый акт» есть творческий акт всей природы, в которую включена и Венера, а не акт чистой воли, «творения из ничего», как у Микеланджело в творящем боге Сикстинской капеллы, который есть именно само движение, сама энергия. Божество Боттичелли в этом смысле более натурально, чем бог Микеланджело, которого оно предвосхищает. Своим стремлением к характеристике явлений как актов воли и постепенным усилением значимости движения Боттичелли подводит к «чистым творческим актам» пластики Микеланджело, то есть от структурно-мифологического принципа развитие идет к современному функционально-конструктивному.

Большей однородности и самостоятельности пространства в «Рождении Венеры» соответствует и большая однородность  времени. Конечно, оно космический цикл, но это уже не ряд метаморфоз,   как   в   «Примавере»,
 
Благодарим:

Посвящается Сандро Боттичелли: полное собрание творчества художника.
Картины, продажа Rambler's Top100
Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки на наш сайт.
Также мы будем очень благодарны, если вы просто разместите нашу ссылку на своем сайте.