Боттичелли Боттичелли
Рождество. Деталь Сандро Боттичелли
Рождество. Деталь Сандро Боттичелли
Последнее причастие св. Иеронима Сандро Боттичелли
Последнее причастие св. Иеронима Сандро Боттичелли
Фрески виллы Лемми под Флоренцией Сандро Боттичелли
Фрески виллы Лемми под Флоренцией Сандро Боттичелли
Фрески Сикстинской капеллы в Риме, Наказание левитов. Деталь Сандро Боттичелли
Фрески Сикстинской капеллы в Риме, Наказание левитов. Деталь Сандро Боттичелли
Сандро Боттичелли был одним из самых знаменитых мастеров своего времени, но по-настоящему его творчество смогли оценить лишь в конце XIX столетия.

Поиск по сайту:




страница 17

вторит «тремоло» складок их одежд. В правой части интересна «аллитерация тканей», они приобретают более или менее самостоятельное значение и придают произведению совершенно неожиданные оттенки. Так, ткани Зефира с их широким волнообразным ритмом и темно-зеленым цветом по форме соотнесены с прозрачными тканями, окутывающими Хлору, что ослабляет рельефность Зефира и усиливает плотность сияющего тела Хлоры. В сочетании они образуют овал с мнимой и действительной частью, но тональные эффекты снимают резкое различие между ними.

Принцип, согласно которому волнуемые ветром ткани связывают фигуру с пространством, использовал не один Боттичелли. Можно различить «тактильную» и «линейную» интерпретацию тканей, известную степень -их самостоятельности и независимости от тела, детерменированность собственными законами, как у Леонардо, или полное слияние тканп с телом, когда драпировки служат как бы «второй кожей человека». Скульптор второй половины XV века Агостино ди Дуччо использует этот принцип для дематериализации тела, он придает ему этим невесомость. Линия у него становится чисто графической и является знаком отвлеченного движения.

Многие авторы видят прежде всего общее между искусством Агостино ди Дуччо и Боттичелли, между тем более существенны различия. У Боттичелли драпировки не скрываюх красотъиела, наоборот, выявляют ее, они зависят от образа человека и не противостоят ему.-Он понял самую основу античной драпировки. Ткани у Агостино ди Дуччо в своем движении обычно противостоят формам тела, изгибам контуров фигур обычно соответствует обратное круговое движение складок; нередко они более мощны, чем само тело, и тогда оно теряется в каскаде волнующихся тканей. У Агостино ди Дуччо нет стилистического единства тканей и человека. Яширо тонко подметил, что скульптор берет флорентийскую девушку и закручивает ее в спирали одежды античных менад. Он не выискивает гармонии линий, они искусственны даже по сравнению с сиенскими живописцами,    у которых линии драпировок нередко вполне натуральны и соотнесены с телом.

Совсем иное можно видеть у Боттичелли. В его «Примавере» ткани следуют движению тела, усиливая движения его форм. Тело приобретает материальность по контрасту с воздушностью тканей. Они — связь пространства, воздуха, движения тел. Их линии воспринимаются столько же духовно, сколько и материально.

Боттичелли неизмеримо более натурален и синтетичен, чем Агостино ди Дуччо. Возможно, что изящество флорентийского мастера чем-то обязано сиенскому линеарному натурализму, с его нервной, волнистой, ритмической линией, отмеченной Хорном. Но это слишком общее определение. Драпировки сиенцев — еще во многом средневековый панцирь тела, оно отделено у них от драпировки, как в северной живописи (то есть Северном
 
Благодарим:

Посвящается Сандро Боттичелли: полное собрание творчества художника.
Картины, продажа Rambler's Top100
Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки на наш сайт.
Также мы будем очень благодарны, если вы просто разместите нашу ссылку на своем сайте.